Три недели пешком по Лапландии, ч.3. Сарек

3 день


Ночёвка была на ветреном месте. За камнем было спокойнее, но ветер всё равно ощущался. Мы опустили заднюю сторону тента до земли, и перестали чувствовать ветер совсем

Сегодня, посмотрев карту, мы поняли, что со вчерашнего вечера прошли часть ещё одной “официальной” тропы, соединяющей Кунгследен и Нордкалоттруту к югу от Сарека. Тропа называется Падъеланталеден (Padjelantaleden). Я ещё раз приложу фрагмент схемы маршрутов этого региона, которую выкладывал в первой части. На ней эта тропа выделена жёлтым цветом.

Красной стрелкой отмечено расположение хижины Туоттар – место нашего схода с тропы и поворота на Сарек

Мы вышли на Падъеланталеден неподалёку от саамского поселения Сталолуокта (Staloluokta), в которое не заходили, а только лишь видели с высоты, потому что поворот на Сарек был чуть раньше. По ней мы прошли участок до хижины Туоттар (Tuottar), располагающейся в очень красивом, но продуваемом месте. Там мы попили чаю и пообщались с одной молодой Шведской парой из Стокгольма. Они были с маленьким ребёнком, полуторалетней девочкой. Некоторые российские мамы пришли бы наверное в ужас, видя младенца, который только научился ходить, в горном приюте, куда не ведут дороги и где нет ничего, кроме ветра и сопок. Было холодно. Но дитя спокойно чувствовало себя в осеннем комбинезоне, привычно уселось в переноске у мамы на спине и тут же уехало не сем транспорте куда-то в осеннюю тундру.

Отец ребёнка остался в лагере. Мы рассказали куда и как идём. Он ответил, что хотел бы тряхнуть стариной в маршруте, подобном нашему, но сейчас довольствуется лишь радиальными выходами из Туоттара в том или ином направлении. Причём оказалось, что это не он тянет жену с ребёнком в горы, а она его. Здесь она проходит подготовительные курсы, по окончании которых можно работать смотрителем, или, как я обычно говорю (на английский манер), “хаускипером” той или иной хижины. Сюда они прилетели на вертолёте организаторов курсов и так же собираются выбираться обратно. Причём она прилетела на месяц раньше его. В свободное время они гуляют по окрестностям.

Туоттар – место пересечения сразу нескольких дорог, точнее, направлений, потому что не все их них являются маркированными тропами. Так, например, кроме Кугнследена и Нордкалоттруты отсюда ещё удобно уходить на восток, в Сарек, или же на север, в сторону известной в Швеции горы Акка (Akka) рядом с большим поселением и туристическим центром Ритсем (Ritsem). Но последний вариант – скорее, для тех, кто любит маршруты, проходящие по целине, без троп. Наиболее же удобный путь попадания в Ритсем, это, конечно, тропа, Нордкалоттрута, если идти по ней через Сталолуокту дальше на север.


На фотографии видны чёрные хижины Туоттара

Мы попрощались с молодым отцом и двинулись дальше. Следующие три часа были ожиданием нашего выхода в Сарек. Погода испортилась, шёл дождь. После Туоттара тропы закончились, и мы шли по диким сопкам, ориентируясь по компасу. Глядя на карту, иногда было непонятно где мы сейчас находимся. Главным ориентиром (в ясную погоду) служили озёра слева от нас, но там их казалось больше, чем на карте, поэтому было неясно держимся ли мы курса или же отклоняемся к югу. Но компас говорил, что всё в порядке, и я ему верил.

Сопки на подъёме рисовали обманчивую картину, что вот за этим-то перевалом уж точно откроется панорамный вид на Сарек. Но за одним перевалом шёл следующий, более высокий, а за ним ещё один, и мы всё набирали и набирали высоту. В конце концов, спустившись к какому-то большому озеру и обойдя его траверсом по правому склону (чтобы не застрять на заболоченном берегу) мы таки увидели его! Вот как примерно это было:


Спуск к Сареку. Прямо по курсу долина Сарвесвагге. Мы видим, что там сейчас идёт дождь

Итак, цель перед нами. Ещё какие-то километра три, и мы – там. Должно быть, там будет холодно. Холоднее, чем тут, на подходе. Об этом нам говорил и прогноз погоды перед выездом, стабильно показывая в Сареке +5 С, и вчерашний встреченный немец, который, оценив взглядом наши шорты и маленькие рюкзаки, предупредил нас, что в Сареке будет холоднее. Мы ответили, что готовы к этому. И с тех пор шутили, что раз тут в самый холод температура не опускается ниже +10 С, то в Сареке уж точно должно быть никак не больше +5 С.

Шутки-шутками, но при пересечении реки перед входом в Сарек Юра посмотрел на термометр и сказал: “плюс девять”. Я сверился со своим. Показания совпадали. Когда же мы вошли в “нашу” долину Сарека Юра сказал: “плюс пять”. И точно, именно так оно и было.


В начале долины Сарвесвагге, кроме такой травы, не было ни одного деревца или кустика. Первая ягода стала появляться только километров через десять

Сарек – потрясающе красив! Но передвигаться по нему трудно. Постоянную скорость держать не получается. И основная проблема даже не в ручьях и заболоченных местах, а в камнях, огромном курумнике. Именно его я опасался в самом начале, т.к. если где и можно поломать свои кости, так это здесь. Поэтому, к слову, первое требование к любым походным кроссовкам – чтобы подошва не скользила на мокрой поверхности, всё остальное – второстепенно.


На фото не самый большой курумник, который может быть, но и такой может доставить немало хлопот, особенно в дождь и когда нет трекпалок

Забавно, но когда я думал о переломах, то почему-то представлял не себя, а Юру. Быстро прорабатывал в голове сценарий спасения и эвакуации моего пострадавшего друга. При этом с момента входа в Сарек несколько раз свалился, подскользнувшись на мокрых камнях, именно я, а не он. Всё-таки Юра идёт с моей трекпалкой (одной на двоих) – так устойчивее. Ну да, ему она нужнее, потому что ещё в первый день у него заболело колено.

Мы шли на восток по долине Сарвесвагге (Sarvesvagge) и остановились рано, примерно в 19 часов, когда Юра сказал, что идти он дальше смог бы, но, если он это сделает, то на следующий день он будет не в состоянии идти вообще. Видимо, подъёмы и спуски дали о себе знать, и его колено пошло в отказ. В таких случаях правило однозначное: вставать и давать себе отдыхать. Так мы и сделали. На ночь Юра принял, по моей рекомендации, таблетку диклофенака, хотя, конечно, я не врач и только лишь надеюсь, что диклофенак обладает, за счёт своих противовоспалительных свойств, не только обезболивающим, но и лечебным эффектом.


Незапланированный ранний лагерь. Вид «изнутри». Слева я, справа Юра, а над нами ветер раскачивает мокрые носки. Не по фен-шую, да, но из походной “песни” слов не выкинешь

Несмотря на то, что встали мы лагерем рано, и поначалу не знали чем себя занять, время до темноты пролетело быстро. Мы поели и уснули в сумерках посреди абсолютно дикой природы.

4 день


Собираем вещи с утра

Ешё с вечера по Юриному совету, чтобы высушить одни тонкие ходовые носки, я надел их на себя на ночь. Они были мокрые и холодные. Поэтому сначала я прогрел их на горелке, обернув ими кастрюлю, когда мы готовили ужин. А затем, уже тёплые, надел на ноги под другие, шерстяные, носки. С утра они были уже сухими. В таком случае шерстяная прослойка нужна для того, чтобы тепло от тела, которое, собственно, и сушит мокрые носки, немного задерживалось, а также чтобы испаряемая влага не уходила в спальник и там не конденсировалась.

Однако, кроссовки за ночь, в отличие от носков, до конца не просохли, поэтому, чтобы избежать неприятного ощущения холодного и мокрого на тёплых ногах, я решил “выбить клин клином” и минут десять складывал тент и собирал рюкзак босиком. Температура была по-прежнему +5 С (такое ощущение, что температура в Скандинавии осенью бывает только двух видов: +10 и +5 С, а уровень холода “регулируется” силой ветра). Ноги за это время достаточно охладились, и самый неприятный в таких случаях утренний момент одевания мокрых кроссовок прошёл безболезненно. Они казались мне уже тёплыми.

Но радость моя была недолгой, и все эти “танцы с бубном” были, видимо, зря, потому что мы быстро промочили ноги в первом же холодном болоте, в которое попали случайно, по самонадеянности.

Вчерашняя проблема с Юриным коленом была даже не столько в самом колене – тут мы всегда можем остановиться на длительный привал или даже не дневку – проблема была в сроках. Как обычно, мы построили маршрут таким образом, что он рассчитан ровно на то количество ходовых дней, что мы заложили. Не больше и не меньше. Так что болеть нам нежелательно. С другой стороны, успеваем ли мы пройти всё, как задумано, считать ещё рано. К тому же у нас есть пара возможностей сократить или даже, напротив, сделать наш путь длиннее. В общем, время покажет. А пока лучше прислушиваться к своим суставам, не выкинут ли они какой-нибудь новый фокус.

Продолжаем, как и вчера, двигаться по Сареку. Сегодняшняя наша цель – гора Ладдебакте (Laddebakte). До неё, по нашим расчётам, один день не самого спешного пути. Виды вокруг всё такие же грандиозные. Хотя солнце радовало нас своим присутствием с утра всего лишь десять минут.

Я сказал Юре, что мне хочется увидеть в этом походе снег. Одни из самых красивых фотографий осеннего заполярья, что я видел – это покрытые тонким слоем первого снега долины и склоны гор. Как я понимаю, такая погода наступает здесь где-то в середине сентября или начале октября. Так что некоторые шансы у нас, определённо, есть. Очень уж хочется своими глазами…

Не меньше масштабов впечатляет так же и дикость этого места. Действительно, тут нет не только троп, но почти нет и следов человека. В смысле, отпечатков, про мусор я уж и не говорю. Сарек – обалденное место для одиночных путешествий, если вы любитель уединения и ретрита. Оленей мы видели до этого не раз, но целое пасущееся стадо впервые показалось именно тут. Причём масштаб окружающей местности – обманчив: когда ты идешь в широкой долине с высокими склонами, может показаться, что дальние объекты расположены близи от тебя. Вот он, тот огромный камень, замеченный ещё издалека, и вот – противоположный склон; рукой подать. Но увиденное нами стадо смотрелось совсем маленькими точками и практически сливалось с фоном. Значит до него километра два, не меньше. Даже объектив моей камеры его не берёт. Примерно так же и человек теряется в громадине всех этих долин.


Эта одинокая закрытая избушка, очевидно, принадлежит саамам. В тёмном окне проглядывается спартанское убранство: стол, две кровати и всё только лишь самое необходимое. Видимо, саамы тоже легкоходы

Идя по долине, я всматривался в следы на земле. Есть много копыт и пока я не видел ни одного медвежьего. И всё время я встречаю следы одного и того же человека, одиночку, который идёт практически одной ниткой маршрута с нами где-то впереди. Многие препятствия мы обходим с ним одинаково.

Сегодня мы идём уже неспеша и часто устраиваем привалы. Два дня до этого я “летел” в основном впереди Юры – ноги сами несли, хотелось увидеть побольше и сразу. А сейчас торопиться уже не стоило. Из-за Юриного колена, прежде всего.

Вскоре после очередного привала мы увидели место, где было невероятное количество черники, причём очень крупной. В итоге, за какие-то минут 15, побросав рюкзаки, мы насобирали себе в посуду по пол литра ягоды, успев в процессе ещё и наесться ей как следует.


Это был не первый наш сбор ягоды. Первый был ещё в Сулительме, когда мы только-только прошли от старта километров пять. Но там она росла местами, а здесь был настоящий черничный край!

Как раз незадолго до этого сбора северного урожая солнце все-таки решило выйти из-за туч, и нагретый термометр показывал +20 С. Мы разделись до футболок, и я стал переходить броды уже в кроссовках, зная, что сохнуть они теперь будут заметно быстрее. Но Север есть Север, и через два-три часа стал набирать силу холодный западный ветер, обещающий принести с моря не только тучки, но и то, что в них водится.

В итоге, так оно и случилось. Более того, по количеству бродов (вкупе с осадками) это был самый мокрый день всего нашего похода. Где-то в середине долины Сарвесвагге, по которой мы шли, берёт начало река Сарвесйооко (Sarvesjåhkå). Склоны долины слишком круты чтобы идти по ним, да и крупного камня там много. Поэтому оптимально двигаться вдоль реки. Но и с рекой тоже своя “засада” – большие заросли кустарника по берегам. И хотя кто-то уже протоптал в них более-менее нормальную тропу, всё равно пробираться там – то ещё удовольствие. В этот день, в шортах, я порядком разодрал и отбил об ветки голени.


Иногда кусты были очень большими

Собственно, поэтому у нас и было много переправ. Нам приходилось несколько раз переходить реку, вдоль которой мы шли, с одного берега на другой, чтобы избежать кустарника или леса, где скорость заметно падает. А иногда мы шли по пересохшим участкам русла в местах наиболее широкого разлива. Но в определённый момент русло стало уже, а поток уже насколько сильным и глубоким, что перейти его можно было разве что по пояс, если, конечно, при этом получится удержаться против напора воды.


Почти сухое русло реки


Чуть ниже этого места река становится по-настоящему полноводной, глубокой, и перейти её можно уже не везде

Когда мы с Юрой увидели это, нам ничего не оставалось как только перебраться на нужный нам левый берег и уже идти по нему, независимо от растительности и проходимости местности. И когда мы “забурились” таким образом в лес, то с удивлением обнаружили тропу наподобие той, что шла пару часов назад через кустарник. “Здорово! – думал я, – всё-таки в Сареке есть тропы, не обозначенные на картах”.

Но тропа вела себя странно. Например, могла постепенно набирать высоту, а затем внезапно и круто уходить вниз или, ни с того, ни с сего, теряться. При этом рядом, буквально в нескольких метрах, тропа могла продолжаться, иногда совсем под другим углом. Поначалу я не обратил на это обстоятельство должного внимания. То, что тропы в лесу периодически исчезают – дело привычное. Но здесь это происходило как-то уж слишком часто, как будто кто-то хаотично нанёс много штрихов на карте этой местности. И вскоре до меня дошло: ведь мы идём не по человеческим, а по звериным тропам!


На этой фотографии троп, о которых я говорю, не видно, но, поверьте, их там очень много

Признаться, меня впечатлил этот лесной трафик. Я был как-то зимой в лесотундре, видел следы на снегу и потому знаю, что там ходит гораздо больше животных, чем мы можем себе представить. Мы просто не видим их. Но в том же Подмосковье какие-нибудь кабаньи или лосиные треки отнюдь не такие явные, как здесь. И главное, тропа человека приведёт тебя ровно туда, куда она идёт, и, если ваши направления не совпадают, вы заблудитесь. А эти тропы в Сареке, куда бы ты ни пошёл по ним, сколько бы раз они ни исчезали и ни появлялись, если держать направление, ты обязательно выйдешь по ним куда нужно. Класс!

По такому лесу мы шли часа три. Вверх и вниз, вверх и вниз… Снова моросил дождь. Было много ягоды, но времени останавливаться не было, я срывал её прямо на ходу. Мы устали, шли молча и, как казалось, медленно. Дело клонилось к закату и нам уже хотелось выйти хоть куда-нибудь, а этот лес всё никак не кончался. В двух местах лежали большие кучи дерьма, не похожие ни на оленье, которое к тому времени я уже успел изучить, ни на лосиное, которое я и так знаю, ни… в общем, это он, да. Пока мы в лесу, не будем называть его имени чтобы лишний раз не провоцировать с ним встречу…

Наконец, мы вышли в верховье долины Рападален (Rapadalen), где река представляла собой большое и разветвлённое многорукавное русло – главный перекрёсток всех дорог в Сареке. Реку мы переходили долго, минут сорок, потому что брод было найти сложно, несмотря на то, что мы, ещё дома, зная, что это будет наша самая трудная переправа, отметили на карте два подходящих места для неё. Река оказалась глубокой и достаточно быстрой. Поэтому сначала нужно было найти какой-то неглубокий вход, который позволил бы нам выйти на отмель посреди реки, пройдя по которой можно было бы найти другой подходящий брод. И так, раз за разом, блуждая по отмелям, мы всё-таки вышли на нужный нам берег у подножья горы Ладдебакте.


Верховье Рападален. «Сердце» Сарека. Пересечение главных дорог


Нам повезло: в этом месте глубина была не выше колена. Многие другие рукава реки были заметно глубже

Солнце к тому времени уже село. Снимать кроссовки для переправы смысла не было, и я шёл прямо в них. Ноги то и дело сводило от холода. И когда мы перешли реку, я почувствовал первое настоящее переохлаждение обеих голеней. Правда, при этом хотелось идти дальше и подняться на Ладдебакте – в моих планах было переночевать на её вершине чтобы утром поснимать Сарек с высоты более 1000 м. Но Юра не готов был идти. Да и я тоже чувствовал себя не очень. Видимо, от переохлаждения о себе дало знать ахиллово сухожилие на левой ноге. Оно было перенапряжённым и уставшим. То же самое было и с правым коленом. Зная по опыту чем это может обернуться, я согласился встать, и мы поставили тент прямо на одной из отмелей речного разлива.

5 день


На самом деле, это ещё не «большой» берег, а сухой участок в разливе между двумя рукавами реки

Сегодня солнце снова порадовало нас. Термометр показывал +18 С, но первые пару часов пути ноги были почти такие же мокрые и холодные, как и вчера вечером. Переход реки ещё не означал выход на сухое место. Относительно сухо было в лесу на склоне горы, но там сложнее передвигаться, поэтому какое-то время мы продолжали идти вдоль берега по болотистым низинам всё через тот же прибрежный кустарник, что вчера расцарапал нам ноги.

Подъём на гору Ладдебакте достаточно популярен у туристов, поэтому там есть тропа, идущая с юго-востока на северо-запад. В какой-то момент мы должны были её пересечь. Но я предложил не делать лишних три километра и не искать тропу у подножья, а перехватить её уже на высоте. Ладдебакте была слева, прямо перед нами. Мы могли снова забуриться в лес, но на сей раз не более, чем на 500 метров крутого подъёма, после которого линия леса заканчивается и начинается горная тундра, где идти заметно легче. Эту границу леса на склоне Ладдебакте мы видели, стоя внизу, прямо напротив нас. Юра согласился и мы пошли на штурм вершины по азимуту.


Где-то впереди, прямо по курсу, проходит тропа, но на её поиски может уйти лишний час или полтора

Расчёт был точным. Часа через полтора подъёма (где мы успели по пути наесться брусники) мы увидели людей, поднимающихся на Ладдебакте по искомой тропе, вышли на саму тропу и устроили там, на склоне, долгий привал, во время которого успели позавтракать, помыться в ручье, постираться, а я даже побрился. Солнце жарило. Юра играл на гитаре. Это было достойным вознаграждением за наш вчерашний трудный день.


Про Юрину чудо-гитару стоило бы рассказать отдельно. Это инструмент с узкими ладами, но широким, как у настоящих гитар, грифом. Даёт очень приличный звук. Вес 770 г

Но подняться на вершину Ладдебакте нам так и не удалось. Оказалось, что тропа переваливает гору по седловине с востока, а вершина и все виды с неё остаются западнее, и тому, кто хочет на неё забраться, придётся делать непростой подъём и спуск по большому участку курумника и сыпухи. Погода была отличная, а мы – полны сил, но всё же решили обойтись без этого приключения и пойти дальше по тропе.

Но расстраиваться долго не пришлось. Наверх я хотел подняться не ради вершины, а ради фантастических видов на долины Сарека, которые, по большому счёту, и сыграли решающую роль в выборе именно такого маршрута. Подъём, небольшой спуск, горное плато, час ходьбы, снова небольшой подъём, и – вот оно, долгожданное… Всё, что я видел до этого на фотографиях развернулось перед моими глазами во всей красе:


Вид с северного склона горы Ладдебакте

Я вцепился в фотоаппарат и лихорадочно снимал до тех пор, пока не понял, что фотографирую больше, чем, собственно, любуюсь. Проскочила мысль, что всё то, ради чего ты сюда шёл, доступно тебе всего лишь какие-то 15 минут из 20 ходовых дней, пока ты сидишь на привале… Я поснимал ещё, обернулся и не нашёл глазами Юру. Может быть он ушёл на спуск без меня? Юра сидел за небольшим холмом и читал Стивена Кинга со своей электронной книги. Когда я подошёл, он оторвался от чтива, кивнул на панораму и спросил: “Ты это видел?”. Я ответил: “Да”.


Было бы здорово проложить в этих местах какой-нибудь маршрут, проходящий по высотам

Дальнейшее было уже не так важно – главное мы уже увидели. Мы сделали крутой спуск по большой каменной россыпи (как в настоящих, “больших” горах), продвигаясь в направлении долины, за которой Сарек уже заканчивается. Идти ещё долго, не меньше суток, но ощущение, что наш первый участок пути уже подходит к концу таки пришло. Пять дней пролетели как один.

А солнце, тем временем, всё так же жарило. Я заметил, что уже минут двадцать иду в полностью сухих носках и кроссовках. Первый раз за всё время! А Юра на одном из привалов потерял две своих пластиковых бутылки из трёх. В одной была собранная вчера ягода, а в другой – гречка, которую мы замачивали днём (чтобы потом специально не варить вечером). В оставшейся третьей была вода.

На последнем за этот день спуске моё правое колено передало мне окончательный привет и отказалось сгибаться без ощутимой боли. Пришлось взять у Юры эластичный бинт и трекпалку и последние четыре часа ковылять уже с ней. Видимо, теперь моя очередь пить на ночь диклофенак. Сразу я его пить не рискнул, потому что с заглушенной болью легче “ушатать” колено окончательно, так, что дальнейший поход будет вообще под вопросом.


Где-то там, впереди, заканчивается Сарек

Мы шли по новой безымянной долине вдоль большого озера. Нас вела хорошая (и уже человеческая) тропа, которой на карте не было. А, главное, здесь не было леса, потому что мы были на высоте порядка 800 м. Идти было просто. Было очень красиво. Но увиденное со склона Ладдебакте как-то не выходило из головы. Я иногда оборачивался чтобы понять насколько мы отдалились от тех мест. Завтра, если успеем, мы должны выйти из Сарека.

Страница похода
Часть 1: Маршрут
Часть 2: Старт
Часть 3: Сарек
Часть 4: Выход из Сарека
Часть 5: Кунгследен. Первые разочарования
Часть 6: Выход в Абиску
Часть 7: Снова в Норвегии
Часть 8: Дивидалс и Ростадален
Часть 9: Финиш
Часть 10: Заметки о снаряжении

Оставить комментарий

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

w

Connecting to %s

%d bloggers like this: