Три недели пешком по Лапландии, ч.6. Выход в Абиску

9 день

Морозное утро 9-го дня

Проснулся с первыми лучами солнца, проникающего в долину, где мы спали. Заметил иней на внутренней стороне тента. Воздух был холоднее обычного. Собрал силы и проверил термометр. Показывало 0 С. Значит, ночью был небольшой заморозок. Собрались и вышли. Вылезал из тента, укутавшись почти во всё, что у меня было, но вскоре, видя впереди участок, освещённый солнцем, предусмотрительно разделся, решив чуток помёрзнуть перед полным согреванием. Ноги болели и не слушались – последние сомнения в правильности вчерашнего решения (не подниматься на Кебнекайсе) отпали сами собой.

Вообще, я хотел сделать запись в дневнике о том, что участок Кунгследена, который мы проходили, несмотря на его популярность у туристов, не самый интересный (по сравнению с Сареком). По крайней мере тот, что мы идём последние два дня. Долины однообразные и ровные. Идёшь, по сути, от одной хижины до другой. Ягоду как ветром сдуло. Как я и предполагал ещё в Сареке, на Кунгследене её почти нет. Может и растёт себе где-то в сторонке, но вдоль тропы я не вижу даже похожих на чернику кустов. Олени тоже куда-то пропали. Видели их последний раз только в самом начале, после подъёма от Ваккотаваре.

Но всё стало меняться, когда часа через полтора после хижины Салка (Salka) мы подошли к перевалу. Нас обрадовала возможность хоть каких-то нагрузок. Перевал поднял нас метров на 200, и показался очень лёгким. Наверху стояло пустое строение – хижина на случай экстренных ситуаций, а чуть ниже за перевалом начиналось огромное плато, усыпанное камнями, в которых тропа иногда терялась. Уже интереснее!

По этой долине мы шли последние пару дней, перед тем, как показался первый долгожданный перевал – хоть какое-то разнообразие


В этой россыпи камней тропу почти не было видно. Зато эти пирамиды трудно не заметить. Наверное они здесь чтобы помогать ориентироваться в плохую погоду

После хижины со смешным названием Тьяктья (Tjaktja) всё моё разочарование от однообразия маршрута последних двух дней сняло как рукой. Мы спустились к Т-образному перекрёстку двух долин – нашей, идущей на север, и другой, широкой и примыкающей с запада. Было шесть вечера. Наконец появились облака, и клонящееся к закату солнце, играя тенями, вырисовывало косыми лучами на склонах гор каждый камень и куст. Наверное, дело не столько в однообразии этой части Кунгследена, сколько в погоде. Палящее солнце делает окружающий рельеф плоским и не таким интересным. Да и нам, признаться, уже надоела эта жара. Хотелось суровых северных красок и дождика. Или хотя бы таких облаков. Я вцепился в фотоаппарат и стал делать дубли:

Косое низкое солнце выписывает тени на склонах заполярных сопок. Обратите внимание на установленный столбик – это маркировка зимних снегоходных маршрутов

Моя фотосъёмка задержала нас минут на двадцать. Но надо было идти дальше. Впереди нас ждала большая тень от попутной горы, войдя в которую, как мы уже знали, станет холодно, как минимум, до завтрашнего утра. Обернувшись назад, мы с удивлением увидели, что вся долина Кунгследена, из которой мы только что вышли и где жара последних двух дней успела нам надоесть, сейчас затянута низкими серыми облаками. Погода меняется. Но над нами небо было пока ещё чистое. “Это уже не наши проблемы”, – заключил Юра, и мы пошли искать место для стоянки.

Вид назад, на перевал, где ещё каких-то 40 минут назад не было ни одного облачка

Когда, уже в сумерках, на горизонте показалось озеро Алесъяуре (Alesjaure), стало ясно, что мы на финишной прямой Кунгследена. Как же всё-таки интересно видеть перед собой панорамный вид тех мест, по карте которых ты ещё дома составлял высотные профили и прочерчивал линии трека! Вот оно, то самое озеро, слева от которого проходит нужная нам тропа, а вон там, чуть дальше, виден и последний перевал, за которым нас ждёт прямая дорога в Абиску – промежуточный финиш нашего похода.

Впереди по курсу озеро Алесъяуре. Очень большое, на самом деле. Идти вдоль него (уже завтра) нам предстоит насколько часов

У нас появилась одна причина чтобы поторопиться и, несмотря на поздний час, пройти сегодня побольше. Дело в том, что, начиная с Норвегии, у нас не будет хижин с продуктами и сауной. А здесь, в Швеции, некоторые приюты предлагали, помимо прочего, услуги парилки. Но смысла останавливаться на помывку днём никакого не было, и нужно было прийти в одну из таких хижин вечером, перед сном. По срокам мы успевали только в самую последнюю на нашем пути, и нужно было спешить чтобы не прийти туда слишком поздно, когда сауна уже не будет работать.

Таким образом, несмотря на состояние ног, в этот день мы прошли много, порядка 12 часов и 28 км (когда ноги здоровые, за 12 часов обычно мы проходим все 35 км). Возможно, лично мне в этом помог ибупрофен. Перед Салкой я почувствовал, что в определённый момент мои ноги откажут, решил рискнуть и принял одну таблетку. Это менее сильное обезболивающее по сравнению с диклофенаком, и тоже противовоспалительное. Поэтому я знал, что окончательно и надолго боль оно не заглушит и позволит хоть немного контролировать своё состояние.

10 день

Несмотря на то, что вчера вечером были уже явные признаки ухудшения погоды, сегодня с утра солнце светит всё ещё так же ярко

Вышли в 8 утра и меньше чем за час пришли в хижину Алесъяуре, которая на поверку оказалась, скорее, целым гостиничным комплексом посреди тундры. Сегодня – “экватор” нашего похода, т.к. планируем идти ровно 20 дней. Несмотря на вчерашние облака, всё так же жарко. Мы шутим, что в хижинах нужно было бы крупно писать “Добро пожаловать на курорты Швеции” и по столам раскладывать холодные коктейли с зонтиками. Боль в ногах притупилась, и мы, взяв хороший темп, сделали прямо-таки рывок в сторону ожидающей нас сауны, пройдя нужные нам 25 километров за 8 часов. В принципе, с такими темпами, мы могли бы попробовать добраться до Абиску (финиш Кунгследена) прямо сегодня, но Юра, уже вынашивающий на вечер кулинарные планы, был не в восторге от этой идеи. И я его понимал: нужно было как-то разнообразить свой маршрут. Да и дневки за всё это время у нас не было ни разу.

Завтрак за столиком на территории хижины Алесъяуре…


…и не по-горному шикарная обстановка самой хижины

В предыдущие дни, когда дорога была однообразной и скучной, обычно мы шли и обсуждали что-нибудь. От тонкостей устройства винных баров до ситуации на рынке сотовой связи (мужские разговоры, да). Но сегодня всю дорогу мы практически молчали. Наверное, торопились к нашей цели. К тому же начались перевалы, траверсы, каменистые тропы и спуски, и идти было уже интереснее. Юра продолжает читать на привалах Стивена Кинга, а я впервые за весь поход включил плеер. Словом, мы оба уже настроены на окончание этой, второй части нашего маршрута и понимаем, что через день мы будем в Абиску, где закупим продукты и начнём третий, самый загадочный участок нашего пути, о котором знаем меньше всего. Будет ли он насколько же диким, как Сарек, или людей там будет всё-таки больше, как на Кунгследене?

Тропа, точнее, даже целая вездеходная дорога вдоль озера Алесъяуре

Вообще, говоря о походном быте, надо сказать, что общение со случайными встречными – одно из главных “развлечений”. Многие туристы останавливаются и сами охотно заговаривают с нами, а иногда и мы делаем то же. Лично мне запомнилось несколько из них. Например, женщина-фотограф на дороге под Ваккатаваре рассказывала о своём путешествии по России. География впечатляет: это и Бухта Провидения, и остров Врангеля, и Чукотка, и сплав по реке Лене… Или, например, обаятельный дедушка Питер – хаускипер в Синги. Узнав, что я русский, он не растерялся, обнял меня, сказал, что мы друзья и что я должен помочь ему с российской визой в обмен на зимний лыжный тур по Кунгследену. Или же бабушка в начале Кунгследена, которая обрадовалась, что мы из России, потому что сама она – словенка (видимо, проснулись братские славянские чувства)…

В целом, тропы – достаточно дружелюбное место. Туристы все друг с другом здороваются, а хозяева хижин приветствуют хотя и одинаково, по инструкции, но с неподдельным интересом: ни у одного из них я не увидел “натянутую улыбку стюардессы”.

А что касается контингента самих туристов, то, как неоднократно замечал на «легкоходе» в своих отчётах Рик, здесь, на тропах преобладает тип застрахованного на все случаи походника с большим рюкзаком и палаткой, подвешенной снаружи, в горных ботинках и с запасом тёплых вещей. Мы не видели практически никого в шортах и ни разу не видели растянутый тент. Такое ощущение, что к самому “попсовому” в этих местах 100-километровому переходу из Абиску в Никкалоукту, где на каждые 15-20 километров встречается оборудованная хижина с кухней и приличными спальными местами, местные готовятся так же, как какие-нибудь наши туристы к месячному автономному сплаву по Ангаре.

Такие или подобные лестницы можно встретить не только в Швеции. Мы видели их много и в Швейцарии. Словом, везде, где нужно сделать ограду для одиноко пасущегося скота. В данном случае, для оленей


Спуск к Абискояуре – последней хижине на Кунгследене. Видите Юру?

В Абискуяуре (Abiskojaure) мы пришли в пятом часу, заплатили по 235 крон, поставили тент (в хижине ночевать не стали), поболтали с хозяйкой, которая в 70-х также была в России, и отлично попарились, выбегая иногда окунуться в холодное озеро. После одного из таких окунаний у меня впервые в жизни закружилась голова, да так, что всё поплыло перед глазами. Падать в обморок в мои планы не входило, но на всякий случай я сел. Видимо, это из-за того, что я переборщил с водными процедурами и вместо простого погружения с головой ещё какое-то время плескался в озере.

В парилке мы разговорились с одним шведом. Его первый вопрос после того, как он узнал откуда мы приехали, был о том, как мы относимся к Владимиру Путину. В общем, тут понеслось… на час разговоров. Наши с Юрой взгляды по этому поводу расходятся, поэтому мужику было интересно услышать обе точки зрения. Хотя, мой английский по сравнению с Юриным оставляет желать лучшего, поэтому швед обращался в основном к Юре, а не ко мне. Шутки-шутками, но в числе прочего он рассказал нам немного странные, но, вместе с тем, любопытные вещи. Например, что в Швеции “прозападно” ориентированные СМИ активно поддерживают миф о российской угрозе. И даже что Швеция по этому поводу официально находится в состоянии особой боеготовности.

Озеро, на которое мы бегали после парилки

Впрочем, говорили мы не только о политике, но и о погоде. Так, например, мужик сказал, что ходит в горы уже наверное лет 40 и такой погоды, как сейчас, не помнит последние лет 15. А ещё что северная Норвегия, куда мы пойдём после Кунгследена – одно из самых красивых мест в мире не только по его мнению, но и по какому-то там публичному рейтингу.

После бани мы приготовили ужин на “казённой кухне” и надымили так, что сработала пожарная сигнализация. Было очень вкусно и сытно. Не считая калорий и граммов, мы уничтожали запасы продуктов, потому что завтра в Абиску нас ждёт магазин. А когда вышли на улицу и посмотрели наверх, я увидел немного странные бледные облака, растянутые по чёрному небу от горизонта до горизонта. Поскольку таких облаков не бывает, немного посомневавшись, я всё-таки убедился, что это северное сияние и поздравил Юру с тем, что он его видит первый раз хотя бы и в таком тусклом виде.

Но не успели мы дойти до нашего тента чтобы лечь спать, как увидели настоящие ярко-зелёные вспышки над горизонтом. Такие, как на открытках. Ещё два дня назад Юра прочитал на одном из плакатов в одной из хижин, что Абиску – лучшее место в мире для обзора полярного сияния, и – вот оно! На глазах разливается, меняется, принимает самые разные формы. Иногда очень яркое, иногда потише. Я пытался его фотографировать, но безуспешно – для камеры без штатива было слишком темно. Затем сияние стало бледным, но взмыло прямо вверх, от горизонта до горизонта образуя как бы арку над всей землёй. Но Юра этого уже не видел, т.к. ушёл спать раньше, а я ещё минут пятнадцать ходил между тёмных домиков турприюта, смотря в заполярное небо. Всё. Полярное сияние видели. Оленей видели вдоволь. Осталось только увидеть медведя.

11 день

Наш «домик» на территории хижины. Утром, после сбора вещей

То, что погода скоро испортится, было понятно пару последних дней. И вчера, когда чистое небо стало понемногу затягиваться перистыми облаками, местные сказали нам, что это верный признак дождя на следующий день. Но это и хорошо. Конец Кунгследена – конец жары. Где это видано, чтобы в сентябре в Заполярье у меня обгорел нос! Дальше, я надеюсь, север будет больше похож на север. Вот, для сравнения фотография моста на подходе к Абискояуре вчера вечером и сегодня утром:

Вечер


Утро

Мы вышли из хижины в 9 и четыре часа без остановок шли по осеннему лесу до города Абиску, расположенного на берегу одного из самых больших озёр Швеции – Турнетреск (Torneträsk), на другой стороне которого, уже в Норвегии, как ни странно, светило солнце. Озеро было почти чёрным с белыми барашками от ветра и, как и многие другие озёра в этих краях, очень походило на морской залив.

На подходе к Абиску тропа раздваивается (что отмечено на многих картах). Менее протоптанный и уходящий направо трек ведёт к городской ж/д станции и магазину рядом с ней, а основной – в Abisko Mountain Station. Мы решили финишировать у туристической базы и наверное не прогадали, т.к. дорога шла по красивому высокому берегу, мимо каньона, а в конца нас ждала арка – официальное место начала (или конца) Кунгследена, у которой обычно фотографируются все туристы.

Каньон перед городом Абиску


Фиксируем свой финиш Кунгследена в том месте, где большинство туристов, наоборот, стартует

В целом этот день оказался для нас ещё одним выходным. Пока тусовались на горной станции и закупали в городе продукты упустили последний автобус. Дело в том, что, как выяснилось уже на месте, наша тропа, Нордкалоттрута, которая слилась с Кунгследеном парой дней ранее, как бы разрывается и продолжается не прямо от Абиску, а километрах в 10-ти к западу по дороге на Нарвик. Мне показалось это странным, но, делать нечего, и мы пошли пешком к началу нашей тропы. Но вдоль автодороги идти не хотелось. На плечи давил непомерно тяжёлый рюкзак с мокрыми вещами и едой на следующие 10 дней. Из-за его веса (17 кг на выходе!) ноги болели особенно сильно. Меня уже не на шутку беспокоит их состояние. Даже Юра сказал, что мою опухоль видно со стороны. Видимо, придётся подключать вечером “тяжёлую артиллерию” – диклофенак. В общем, я предложил автостопить, и вскоре нам повезло. Нас повёз швед, работающий горным гидом. Он остановил неподалёку от места, где должна начинаться тропа, в местечке Турнехам (Tornehamn). Там, прямо у дороги, стоял пустой дом. Водитель сказал, что мы можем бесплатно заночевать в нём, что мы и сделали. Завтра нас ждёт выход на новый и пока непонятный, последний участок нашего пути. Мы прошли уже 300 км и столько всего видели! Но впереди нас ждут ещё почти 200…

Страница похода
Часть 1: Маршрут
Часть 2: Старт
Часть 3: Сарек
Часть 4: Выход из Сарека
Часть 5: Кунгследен. Первые разочарования
Часть 6: Выход в Абиску
Часть 7: Снова в Норвегии
Часть 8: Дивидалс и Ростадален
Часть 9: Финиш
Часть 10: Заметки о снаряжении

One response to Три недели пешком по Лапландии, ч.6. Выход в Абиску

Оставить комментарий

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

w

Connecting to %s

%d bloggers like this: